Айдар Амребаев. Национальное, региональное и глобальное измерения китайской инициативы «Пояса и пути»

Айдар АМРЕБАЕВ,

кандидат философских наук,

в.н.с. Института философии, политологии и религиоведения МОН РК,

почетный профессор Восточно-Китайского Педагогического Университета,

г.Шанхай, КНР

Национальное, региональное и глобальное измерения китайской инициативы «Пояса и пути»

С момента провозглашения инициативы «Пояса и пути» прошло пять лет. Первый юбилей данной внешнеполитической программы Китая требует проведения своеобразного промежуточного аудита, который даст основание понять почему данная инициатива была выдвинута, какие конкретные цели преследует, что за этот период было сделано и как это изменило ситуацию в КНР, регионе и мире в целом. Нас в Казахстане естественным образом интересует место нашей страны в осуществлении данной инициативы, реализация наших национальных интересов в контексте соприкосновения с китайской инициативой «Пояса и пути».

Неслучайно провозглашение континентальной программы Экономического Пояса Шелкового Пути состоялось в столице Казахстана Астане в сентябре 2013 года. Действительно, наша страна явилась ключевым звеном в осуществлении инициативы «Пояса и пути». Путь Китая «на Запад» проходил и проходит, главным образом, через Казахстан. Одновременно с этим, Казахстан активно взаимодействует с Китаем в процессе раскрытия потенциала регионального развития и способствует лучшему пониманию и открытию Поднебесной своих возможностей роста сегодня.

В настоящей статье рассматриваются национальное, региональное и глобальное значения китайской инициативы «Пояса и пути», а также вопросы позиционирования Казахстана в этих разных измерениях.

Особенности современной внешнеполитической философии Китая

Следует сразу сказать, что появление инициативы связано с выходом Китая на мировую арену в качестве глобального игрока, открыто заявившего о своих амбициях и целях, вопреки укоренившемуся завету Дэн Сяопина, зафиксированному в его знаменитых 24 иероглифах, определявших долгое время внешнеполитический курс Китая: «Наблюдать хладнокровно, реагировать сдержанно, стоять твердо, скрывать свои возможности и никогда не брать на себя лидерство». /1/

В этом плане определенный интерес представляет современная экспертная интерпретация китайской внешней политики, выраженная символически в стратегиях «Пути» и «Стены».

Первая стратегия, направленная «вовне», ставит геостратегическую задачу поиска новых возможностей для развития Китая, новые рынки, торговые перспективы для экспорта китайских товаров и продвижения цивилизационных ценностей, культивируемых Поднебесной, «мягкая сила» которой сама по себе является символом гармонии, порядка и процветания. Условно ее можно назвать экстровертированной стратегией внешней политики, которая характерна доктрине действующего Председателя КНР Си Цзиньпина. Она культивирует позитивный образ Китая: образ надежного и предсказуемого партнера, древней цивилизации, секрет успеха которой не в агрессивной внешней политике, а в стремлении к внутренней и внешней стабильности и созидательном духе жителей Поднебесной.

Вторую стратегию можно охарактеризовать как интровертную ориентацию «внутрь себя», предполагающую сосредоточенность на наращивании внутренней силы, геополитической мощи внутри Стены, ясное обозначение и охрану «стратегических границ жизненного пространства» Китая, целенаправленный курс на сохранение единства государственных и цивилизационных границ. В этом Пекин следует указаниям великого реформатора Дэн Сяопина – «выжидать и не высовываться».

Надо сказать, что в экспертно-аналитическом сообществе Китая нет единства мнений о том, какая из стратегий предпочтительней в современных условиях. Многие полагают, что концепт «Стены» уже не актуален, Китай с каждым днем набирает силу и мощь, которые необходимо использовать для обретения достойного Поднебесной места в мировом «табеле о рангах». Китай способен влиять на определение глобальной перспективы человечества. Собственно говоря, именно адепты этой стратегии представляют костяк соратников Председателя КНР. В свою очередь, Си Цзиньпинь, объявив об амбициозной программе «Пояса и пути», способствовал выходу Китая «из тени», указав на наличие у него глобальных амбиций – занять достойное страны положение в мировой политике.

Симпозиум в Пекине в честь пятилетия провозглашения инициативы «Пояса и пути». Пекин, 27 августа 2018 г. (Синьхуа)

Согласно китайской традиционной картине мира, Китай занимает срединное положение и в соответствии с его политической философией представляется Поднебесной, исполняющей своеобразное предназначение интерпретации Воли Неба, миссию установителя мировой гармонии. Хотя данное представление является архетипическим, имеющим тысячелетнюю историю, тем не менее оно и сейчас актуально в современном политическом дискурсе.

Глобальное измерение «Пояса и пути»

Возросший потенциал Китая сегодня ни у кого не вызывает сомнений и сопровождается его растущими амбициями и возможностями в современной международной политике, особенно в условиях хаоса и турбулентности мирового порядка, который в представлении китайцев нуждается в упорядочении и гармонизации. Существующие негативные тренды в мировой политике, среди которых высокая конфликтогенность регионов, слабая договороспособность стран, несправедливое распределение общественных богатств в мире, неадекватная репрезентация в международных организациях большей части мирового сообщества, требуют «восстановления порядка и гармонии», «создания сообщества единой судьбы человечества» в международных отношениях. Способствование гармонии, миру и благосостоянию, демонстрация эффективной и справедливой социальной модели – такова высокая миссия Китая. И в этом ряду можно рассматривать инициативу «Пояса и пути» в качестве китайской модели глобализации.

Таким образом, в широком глобальном политическом смысле инициатива «Пояс и путь» представляет собой не отдельный геополитический интерес или транспортно-логистический проект, а своеобразную политическую философию взаимодействия, стратегию конструирования современного мира, как дороги сотрудничества и совместного процветания на пути к прогрессу. Таков официальный месседж китайской стороны миру, осуществленный посредством реинтерпретации древнего символа – Великого Шелкового Пути, свидетельствовавшего о великолепии, могуществе и духовной миссии Китая.

Казахстан разделяет политическую философию сотрудничества стран во имя совместного процветания. Наша страна также оценивает и основные риски современных международных отношений, которые вызывают тревогу у китайского руководства. Именно поэтому стороны выражают единство взглядов в отношении практически всех глобальных проблем современности, не приемлют применение силы в международных отношениях, игнорирование норм международного права, выступают за незыблемость суверенитета и территориальной целостности, осуждают вмешательство во внутренние дела государств, навязывание им той или иной идеологии и модели развития.

«Пояс и путь» как актуальный проект регионального развития

Условия международной турбулентности и снижение темпов экономического развития в регионах, традиционно являвшихся прежде драйверами мирового экономического роста, актуализируют вопрос реализации потенциала Центральной Азии в качестве региона с новой динамикой развития. Как известно, наш регион до сих пор воспринимался в качестве периферии мирового развития, своеобразным «континентально запертым пространством» (land lock area), далеким от мировых транспортных коридоров и коммуникаций.

В этом плане динамичный экономический рост Китая на протяжении двух десятков лет, появление китайской стратегической инициативы «Пояса и пути» предоставили Центральной Азии хороший шанс стать новой точкой роста в Евразии. Стала востребованной синергия развития региона с экономической динамикой модернизирующегося Китая.

В лице КНР наши страны получили состоятельного и динамично развивающегося бизнес-партнера, заинтересованного в широкомасштабном сотрудничестве и модернизации транспортных коридоров для связи с другими состоятельными рынками. Центрально-азиатские государства оказались на перекрестке возрождающихся бизнес коммуникаций между Востоком и Западом, Севером и Югом, что актуализировало проекты создания в Центральной Азии страновых и региональных хабов.

В самом Китае помимо задач обновления экономики и обеспечения динамичного внутреннего роста, встала задача обеспечения благоприятного международного и регионального окружения с помощью реализации нового открытого китайского регионализма «идти вовне», парадигма которого предполагает создание «китайского регионального порядка», так называемого регионального сообщества «Pan-Sinica». Геополитика нового китайского регионализма «идти вовне» реализуется через экономическую дипломатию и «активные действия».

Одним из инструментов геополитической стратегии Китая является открытый приграничный или трансграничный регионализм. Китайский приграничный регионализм предполагает рассмотрение собственных окраинных территорий как контактных пространств для проецирования своих глобальных стратегий. Они реализуются через политические механизмы расширения и диверсификации форм приграничного сотрудничества в рамках политики «реформ и открытости», политики «выхода вовне» и программы построения «приграничного пояса открытости».

«Новый регионализм» не является противодействующей глобализму тенденцией. Страны не замыкаются в национальном развитии, они используют преимущества регионального сотрудничества. Китайский приграничный регионализм также реализуется путем региональных программ для развития западных, северо-восточных, юго-западных регионов страны, строительства трансграничных торгово-экономических, транспортных, культурных коридоров и т.д.

Политика «мягкой силы» Китая осуществляется посредством политической поддержки развивающихся стран на принципах невмешательства во внутренние дела, уважения государственного суверенитета и инвестирования в востребованные региональные инфраструктурные проекты, улучшающие возможности бизнес коммуникаций в азиатском регионе.

В новой внешней политике, инициированной председателем КНР Си Цзиньпином, важное значение отводится отношениям Китая с сопредельными странами и строительству Нового Шелкового пути. В целях укрепления экономических связей, углубления взаимодействия и расширения пространства сотрудничества стран Евразии Китай успешно использует новые модели взаимодействия, совместно осуществляя строительство экономических коридоров вдоль Великого Шелкового пути, учитывая интересы стран-участниц. В Пекине справедливо считают, что для достижения этой цели и оформления актуальной и дееспособной структуры регионального сотрудничества, прежде всего, необходимо укреплять политические контакты, развивать транспортные коммуникации, обеспечить бесперебойную торговлю, укреплять сферу денежного обращения, а также способствовать сближению народов региона.

Китайское руководство полагает, что региональная интеграция Азии – необходимый этап в ходе экономической глобализации. Несмотря на это, из-за большой разницы в уровнях развития в субрегионах Азии и слабых связей между странами, сотрудничество в регионе пока недостаточно развито по сравнению с Европой и Северной Америкой. Поэтому проект «Пояса и пути» сложен для реализации, финансово дорогостоящий и сориентирован на долгосрочную стратегическую перспективу интеграции всех субрегионов Азии – Южной, Юго-Восточной, Западной и Центральной. Проект «Пояса и пути» призван стимулировать обмен преимуществами между регионами, содействовать налаживанию и совершенствованию евразийской цепочки предложения, производства и ценообразования и, в итоге, поднять на качественно новый уровень общеазиатское и евроазиатское сотрудничество.

В этом плане Пекин готов терпеливо работать в более гибких форматах международного регионального сотрудничества, выделяя его со странами-соседями в особый приоритет. Интересно, что сегодня мы наблюдаем разнообразие подходов китайской стороны: традиционный двусторонний формат «стратегического партнерства» со странами-соседями; состыковка национальных программ развития (например, состыковка Новой Экономической Программы Казахстана «Нұрлы Жол» и китайской инициативы «Пояса и пути»); сопряжение с уже существующими интеграционными форматами сотрудничества (например, известное сопряжение ЕАЭС и ЭПШП), многосторонняя координация в рамках деятельности международных организаций, таких как ШОС, БРИКС. Такая гибкость подходов позволяет Китаю достигать цели, осуществляя необходимый маневр в случае блокировки или ограниченности того или иного формата.

«Пояс и путь» и национальные стратегии развития

Несмотря на то, что инициатива «Пояса и пути» презентуется Китаем как международная, все же ее отправной точкой является мотив придания нового импульса развитию китайской экономики.

Как было отмечено в докладе Председателя КНР Си Цзиньпина на 19 Съезде КПК: «Китайская экономика сохраняет средневысокие темпы роста (6,9% в 2017 году – примечание автора), удерживая одну из лидирующих позиций среди ведущих стран мира. По показателю ВВП, выросшему с 54 трлн. юаней до 80 трлн. юаней, Китай прочно занял второе место в мире. Вклад Китая в рост мировой экономики превысил 30%. Углублялась структурная реформа в сфере предложения, непрерывно оптимизировалась экономическая структура. Бурное развитие получили цифровая экономика и другие новые производства, ускоренными темпами шло строительство инфраструктуры, в том числе высокоскоростных железных дорог, автомагистралей, мостов, портов и аэропортов. Уверенно шла модернизация сельского хозяйства, зернопроизводящие мощности достигли 600 млн. тонн. Среднегодовой прирост коэффициента урбанизации страны составил 1,2 процентного пункта, свыше 80 млн. человек мигрирующего сельского населения было переведено в состав городского. Выросла скоординированность регионального развития, заметны результаты в реализации инициативы «Один пояс и один путь», в согласованном развитии региона Пекин-Тяньцзинь-Хэбэй, в развитии экономического пояса вдоль Янцзы. Активно реализовывалась стратегия стимулирования развития за счет инноваций, огромные успехи были отмечены в работе над созданием государства инновационного типа… Постепенно совершенствовалась новая система экономики открытого типа, Китай прочно занял лидирующие места в мире по внешней торговле, инвестициям за рубежом и валютным резервам». /2/

Дальнейшее усиление позитивных тенденций социально-экономического и политического развития Китая эксперты связывают со следующими идеологемами: 1) достижение Китаем среднезажиточного общества – «сяокан»; 2) построение социализма с китайской спецификой в новую эпоху; 3) реализация «китайской мечты» о великом возрождении китайской нации.

Для Казахстана, активно участвующего в китайской инициативе «Пояса и пути» и внимательно присматривающегося к опыту китайской модернизации, представляются весьма примечательными задачи, которые ставит китайское руководство сегодня, как и методы реализации, позволившие Великому восточному соседу добиться огромных успехов.

Лидер Казахстана Нурсултан Назарбаев, ставя стратегическую цель вхождения Казахстана в клуб наиболее развитых стран мира /3/, предлагает целый ряд конкретных задач развития, созвучных опыту китайских реформ. В частности, нашему стратегическому курсу развития характерны такие ключевые системные понятия, как построение «Общества (государства) всеобщего труда»; создание устойчивой экономической основы политических преобразований («Сначала – экономика, потом – политика»); модернизация общественного сознания, ведущая к осознанию особенности «Казахстанского пути»; особая роль Лидера Нации в процессе созидания современного конкурентоспособного государства. Эти стратегические цели достигаются посредством осуществления социальной модернизации с целью устранения социальных диспропорций; становления профессионального, ответственного перед обществом, государства; достижения высоких стандартов жизни для большинства граждан; модернизации общественного сознания, предполагающей возрождение казахской нации в новых условиях. Данные цели в значительной мере созвучны задачам, к которым стремится сегодня Китай. В этом контексте использование обеими странами схожих стратегий внутреннего развития посредством налаживания двусторонних стратегических политических отношений, эффективных экономических коммуникаций на Великом Шелковом пути и дружественных человеческих связей позволяет наладить необходимую синергию в отношениях, даже в условиях нарастающих вызовов и проблем в мировой политике. Показательно, что с момента провозглашения инициативы «Пояса и пути» между двумя странами установились особо доверительные и успешные в экономическом отношении связи, позволяющие решать самые сложные задачи и проблемы, стоящие перед двумя государствами.

Список использованных источников:

1. Амребаев А.М. «Экономический пояс Великого Шелкового пути: от идеи к реальности» // журнал «Казахстан в глобальных процессах» №3, 2014, с.30-39

2. «Полный текст доклада, с которым выступил Си Цзиньпин на 19-м Съезде КПК», 2017-11-03 // http://russian.news.cn/2017-11/03/c_136726299.htm

3. Стратегия «Казахстан-2050»: новый политический курс состоявшегося государства, 14 декабря 2012 г. // http://www.akorda.kz/ru/events/astana_kazakhstan/participation_in_events/poslanie-prezidenta-respubliki-kazahstan-lidera-nacii-nursultana-nazarbaeva-narodu-kazahstana-strategiya-kazahstan-2050-novyi-politicheskii-

Добавлено : 14.09.2018, 17:25, Изменено : 14.09.2018, 17:25